Новости

    Как глава АРБ Гарегин Тосунян проиграл Эльвире Набиуллиной войну за малые банки

    Как глава АРБ Гарегин Тосунян проиграл Эльвире Набиуллиной войну за малые банки
    Как глава АРБ Гарегин Тосунян проиграл Эльвире Набиуллиной войну за малые банки

    Восьмерка крупнейших российских банков решила выйти из Ассоциации российских банков (АРБ).

    Это как если из FIFA вышли бы Германия, Италия, Англия, Бразилия, Аргентина и ещё пара стран. Причина демонстративного шага — критика АРБ действий Банка России по зачистке национальной банковской системы. «Необоснованная критика ассоциацией ряда законодательных инициатив (например, о пропорциональном регулировании деятельности кредитных организаций), а также деятельности Банка России по очищению банковского сектора от недобросовестных участников препятствуют росту престижа банковской системы, доверия клиентов, развитию конкуренции на финансовом рынке и приводит к ухудшению качества оказываемых банковских услуг», — говорится в совместном заявлении «диссидентов».

    Выход крупных кредитных учреждений из состава АРБ может оказаться хорошо спланированной стратегической операцией по радикальной трансформации отечественной банковской системы. На практике крупнейшие банки не слишком волнует судьба меньших братьев, они требуют особого отношения к себе. И фактически хотят закрепить статус системных игроков. В том смысле, что система будет обязана своим благополучием этим кредитным гигантам, а не наоборот, как это происходит сейчас.

    Глава АРБ Гарегин Тосунян же выступает с защитой интересов банков с базовой лицензией — то есть не выделяет крупных и мелких игроков.

    Такая защита означает, что меньшие банки за счет своего количества имеют в профессиональном сообществе больший вес, чем небольшое количество крупных. И ситуация чем-то напоминает нынешний ЕС, где тон в результате задают многочисленные коалиции экономических карликов. В условиях, когда вероятность отзыва лицензии у небольших банков гораздо выше, чем у крупных, такая возможность имеет колоссальное значение.

    Читайте также: Не вводите и никому не сообщайте свой номер телефона, данные паспорта или карт Сбербанка России

    За четыре года, на протяжении которых Эльвира Набиуллина занимает пост главы ЦБ, лицензий лишилось более 300 банков. И, несмотря на громкие истории, львиная часть этих отзывов пришлась на мелкие кредитные учреждения. Их было бы гораздо больше, если бы не поддержка влиятельных лоббистов.

    В феврале 2017 года Эльвира Набиуллина заявила, что «пройдена только половина пути».

    Это заявление было сделано накануне переназначения Набиуллиной руководителем ЦБ, и могло рассматриваться как программа действий на обозримую перспективу. Перед глазами руководителей небольших банков, сумевших выдержать первую волну отзыва лицензий, замаячили перспективы «идеального шторма».

    Далее события развивались по военному сценарию. 22 марта 2017 года президент Владимир Путин поддерживает кандидатуру Набиуллиной на новый срок. Но, поскольку формально этот срок начинается лишь с 29 июня, АРБ решает дать бой кандидатке от имени всего профессионального сообщества. 28 марта на съезде ассоциации был представлен доклад с жесткой и открытой критикой Центробанка. В частности, в нем встречаются такие слова и выражения, как «циничные формы», «военные операции», «фаворитизм».

    А за день до публикации доклада опережающий удар наносит Альфа-банк — само название которого говорит само за себя. «Альфа» открыто поддерживает продолжение практики отзыва лицензий, которую называет очисткой банковской системы и борьбой за качество. Одновременно «Альфа» приняла решение приостановить свое членство в АРБ. О том, что это был не просто демарш одного из (хоть и крупнейших) банков, показало дальнейшее развитие событий. С открытой критикой доклада и позиции АРБ выступил глава ВТБ Андрей Костин, и сама Набиуллина.

    Голос бизнеса

    А после того как эту поддержку продемонстрировали федеральные телеканалы, всем стало ясно: борьба Гарегина Тосуняна с Эльвирой Набиуллиной за малые банки безнадежно проиграна.

    Схватка небольшого количества «больших» с большим количеством «малых» продолжается с переменным успехом на протяжении уже двадцати лет. Она началась еще в конце 1990-х, когда, уступая требованиям МВФ, ЦБ начал жестче относиться к регулированию банковской системы.

    А затем раздался голос крупного бизнеса. Летом 2001 г. член бюро РСПП Александр Мамут, тогда возглавлявший совет директоров МДМ-банка, предложил выдавать банкам с капиталом свыше 1 млрд руб. генеральную лицензию, а остальным ограничить круг операций.

    Грубо говоря, вторая категория учреждений банковской статус должна была утратить.

    За словами Александра Мамута хорошо просматривались инициативы Центра стратегического развития, которое возглавило к тому времени Министерство экономического развития, выступившее с поддержкой ликвидационной программы. Министром и главным стратегом реформ в тот момент являлся ныне глава Сбербанка Герман Греф, а его заместителем и правой рукой (и в министерстве, и в ЦСР) — Эльвира Набиуллина. Не будет особым преувеличением сказать, что в качестве банкиров и Греф и Набиуллина реализуют по факту ту самую программу, когда РСПП составлял с правительством единый фронт борьбы против ЦБ.

    Позицию Банка России в разгар дискуссии вокруг предложений Александра Мамута озвучил тогдашний директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский: «Я не против слонов — я против геноцида кроликов».

    Просто девушка

    Именно конфликты с Банком России не позволили запустить реформирование банковской системы. Тогда все проблемы списывались на личность главы ЦБ Виктора Геращенко, который и сейчас агрессивно выступает против практики ЦБ и предпочитает называть саму Эльвиру Набиуллину просто «девушкой».

    Но, как показало дальнейшее развитие событий, дело не только в личности. Все попытки ужесточить регулирование банковской системы наталкивались на серьезное сопротивление. Последней каплей стало убийство главы надзорного блока ЦБ Андрея Козлова, который хотел использовать страхование вкладов для зачистки всей банковской системы. Гибель Андрея Козлова отложила эту тотальную зачистку.

    Незадолго до своей отставки председатель Центробанка Сергей Игнатьев признал: только в 2012 году из России было вывезено 57 млрд долларов США, а по итогам 2013 года отток капитала составил 63 млрд долларов. Таким образом мнение, что отечественная банковская система «кредитует кого угодно, но не отечественный бизнес» стало политической реальностью.

    Бизнес есть бизнес

    После чего последовали организационные выводы. Как далеко они могут зайти? По данным, которыми охотно делились рейтинговые агентства, ссылаясь на опыт зачистки банков в Казахстане, число кредитных учреждений в России может составить «около сотни» без особой потери качества. Другими словами, нынешняя финансовая система не является кредитной. И это главный аргумент чистильщиков. Также хорошо известен основной аргумент ее противников, которые считают, что банковский бизнес — это всего лишь бизнес, и он в целом соответствует рыночным тенденциями. Возможности банковской системы определяются не количеством банков и даже не их качеством, а внешними факторами.

    Другими словами, выводят и отмывают капиталы люди, а не банки. И при отсутствии последних найдутся просто иные финансовые каналы. В то же время уменьшение числа лицензированных кредитных учреждений на огромной российской территории неизбежно приведет к большей монополизации сферы этих услуг со всеми потенциальными экономическими и политическими рисками. История современной России уже знает период, когда основные рычаги власти контролировали банкиры. И он едва не закончился тотальной смутой.


Топовые новости