Новости

    Дадли, Сечин и нефтяной решала Варниг

    Дадли, Сечин и нефтяной решала Варниг
    Дадли, Сечин и нефтяной решала Варниг

    BP платило агенту "Штази" за доступ к друзьям Путина.

    Немецкий предприниматель Артур Маттиас Варниг — один из немногих иностранцев, которые входят в руководство крупнейших российских госкомпаний и банков. Тут он абсолютный лидер: Варниг — в совете директоров «Роснефти» и «Транснефти», в наблюдательном совете ВТБ, в административном совете швейцарской Gazprom Schweiz, торгующей азиатским газом, и исполнительный директор еще одной газпромовской компании в Швейцарии — Nord Stream 2 AG, созданной для планирования и строительства газопровода «Северный поток‑2». Люди, знающие Варнига, рассказывают, что он хорошо знаком с президентом России, в прекрасных отношениях с председателем правления «Роснефти» Игорем Сечиным и другими высокопоставленными людьми.

    Как выяснилось, Варнигу принадлежит доля в компании Lambert Energy Advisory. Ее в качестве консультанта нанял британский нефтегазовый гигант British Petroleum (BP), который в то время рассорился с партнерами в России и столкнулся с большими проблемами на российском рынке. BP платила Lambert Energy за консультации в рамках исторической сделки 2012 года, когда британцы продали «Роснефти» свою половину российской ТНК-BP, получив $16,65 млрд и 12,84% акций российской госкомпании.

    Бывшие партнеры и оппоненты BP не верили в возможность такой сделки и даже публично называли сообщения о ней «блефом». В российском правительстве открыто заявляли, что сделку не поддерживают. «Компании срочно необходимо обзавестись друзьями в России», — писала тогда The Wall Street Journal.

    Как британскому нефтегазовому гиганту удалось найти таких друзей? С етим разбиралась «Новая газета» совместно с «Трансперенси Интернешнл—Россия» и Центром по изучению коррупции и оргпреступности (OCCRP).

    «За верную службу»

    «Маттиас Варниг был сотрудником Министерства государственной безопасности ГДР («Штази») — одним из тех, кто поддерживал контакты с оперативными работниками КГБ в Восточной Германии, а именно в Дрездене. В то время таких работников в Дрездене было всего 6 человек, и среди них Владимир Путин, Николай Токарев, который сейчас возглавляет «Транснефть», Евгений Школов — нынешний помощник президента», — рассказывает их бывший сослуживец, знакомый и с Варнигом.

    Сам Варниг говорит, что познакомился с Путиным в 1991 году, когда открывал петербургское представительство БНП-Дрезднер банка, и личные отношения на публике не комментирует.

    В официальной биографии Варнига на сайтах российских госкомпаний нет ни слова о том, что он работал на восточногерманскую разведку. Но еще в 2005 году «Новая газета» публиковала его учетную карточку в «Штази», согласно которой на работу в Министерство госбезопасности ГДР его приняли в 1975 году, а золотой медалью «За верную службу» наградили за месяц до падения Берлинской стены.

    «После падения Берлинской стены и объединения Германии бывших сотрудников восточногерманской госбезопасности подвергли большому давлению, им сложно было найти работу, они и помыслить не могли оказаться на каких-нибудь публичных должностях, — говорит знакомый Варнига. — Но вскоре ситуация изменилась, до прагматичных немцев дошло, что с таким опытом работы, с такими связями и знанием о жизни Восточного блока эти люди могут быть востребованы в бизнесе».

    Так в 1990 году Варниг начал работать в Dresdner Bank советником и руководителем отдела, а в следующем году он уже открывал петербургское представительство «БНП-Дрезднер».

    «Путин — человек благодарный и испытывает привязанность к знакомым людям. Они с Варнигом пересеклись в Петербурге, где Путин тогда уже возглавлял комитет по внешним связям мэрии комитет по внешним связям мэрии. Так начались рабочие и дружеские отношения», — вспоминает знакомый Варнига. Нужны были иностранные инвесторы, а Варниг, хоть и недавно начал работать в банке, имел экономическое образование и представлял систему изнутри. С другой стороны немецким банкирам нужны были люди, понимающие реальность по ту сторону границы. Так, по словам знакомых, Варниг стал связующим звеном. И более того, он и Dresdner Bank содействовали в реабилитационном лечении жены Владимира Путина после автомобильной катастрофы 1993 года. Таких поступков президент России не забывает, — уверяют хорошо знающие его люди.

    Когда Путин стал президентом, роль Варнига как связующего звена значительно выросла.

    «Все понимают, что он может зайти в кабинет к Владимиру Владимировичу, пользуется его большим доверием и консультируется с ним по важным вопросам. Значит, если он что-то говорит, к этому нужно прислушиваться, поскольку человек может выполнять деликатные поручения», — говорит знакомый с Варнигом бывший высокопоставленный российский чиновник.

    В 2002 году Варниг возглавил «Дрезднер банк» в России, в 2003 году вошел в совет директоров петербургского банка «Россия», который объединял знакомых российского президента Юоий Ковальчук. А 2004 году — стал председателем управляющего комитета по России и СНГ инвестиционной «дочки» «Дрезднера» — Dresdner Kleinwort Wasserstein (DKW), которая начала консультировать «Газпром». Бизнес группы Dresdner Bank в России шел хорошо, особенно с госкомпаниями. В 2003 году DKW был среди лид-менеджеров по кредиту на $500 млн для «Роснефти», синдицированного кредита на $350 млн для «Транснефти» и 10-летних евробондов «Газпрома» на $1,75 млрд.

    Такие связи и опыт работы в российских условиях сложно переоценить.

    «Образцовый акционер»

    Варниг стал совладельцем британской консультационной компании Lambert Energy Advisory Ltd. в 2008 году — это не только классический британский офис на 4-м этаже старого кирпичного здания на Хилл-стрит в центральном лондонском районе Мейфэр всего в 300 метрах от Гайд-парка, но и знаменитые учредители и управленцы. Основана фирмалордом Рокли, аристократом, который был советником правитель­ства ее величества в деле приватизации государственной «Бритиш Телеком» (сделка на 4 млрд фунтов с привлечением 2,3 млн частных акционеров завершена в 1984 году).

    Лорд Рокли в середине 90-х был председателем английского инвестбанка Kleinwort Benson, там же работал его деловой партнер — сооснователь Lambert Energy Филип Стивин Оуэн Ламберт. Лорд умер в конце 2011 года. Основным владельцем консультационной компании Lambert Energy сейчас является Филип Ламберт и его семья.

    Излишняя публичность и даже сайт Lambert Energy не нужны. Их консультации строго конфиденциальны, а известность гарантирует состав акционеров — среди них фирма бывшего главы Минэнергетики Норвегии Тора Санвольда и бывшего британского дипломата, бывшего спецсоветника нефтегазового гиганта BP сэра Джереми Гринстока. Он же является председателем Lambert Energy.

    Как британские аристократы познакомились с Маттиасом Варнигом, и почему он сделался совладельцем их компании, ни представитель Варнига, ни Lambert Energy не отвечают. Но учитывая, что Dresdner Bank, где трудился Варниг, купил Kleinwort, где работали Ламберт и Лорд Рокли в 1995 году (за $1,6 млрд у них могли быть точки соприкосновения и поводы для знакомства.

    На вопросы Филип Ламберт ответил только, что с 2008 года Маттиас Варниг — «образцовый, проверенный и долгосрочный акционер Lambert Energy», поздравил с Пасхой и пригласил при случае посетить их офис.

    Варниг владеет 12% в консультационной Lambert Energy через свою швейцарскую фирму Interatis AG. Представитель Варнига также подтвердил это.

    «Долбили их прилично»

    При каких обстоятельствах британский нефтегазовый гигант BP нанял Lambert Energy в качестве консультанта и почему The Wall Street Journal констатировала, что британцам срочно нужны «друзья в России»?

    «Долбили их прилично», — ответил один из тех, кто вел бизнес с BP в то время.

    Конфликт между BP и российскими акционерами вокруг ТНК-BP продолжался несколько лет, с 2008 года, и шел с применением всего арсенала средств — от российских правоохранительных и налоговых органов до международных судов. Британская BP владела половиной совместной компании, а другая половина была у российского консорциума ААР: «Альфа-групп» Михаила Фридмана и Германа Хана, Access Industries Леонарда Блаватника, а также «Реновы» Виктора Вексельберга.

    В мае 2008 года российские акционеры потребовали отставки президента и управляющего директора ТНК-BP Роберта Дадли, поскольку, по их мнению, он действовал исключительно в интересах BP. Британцы этой отставки не желали.

    В июле 2008 года Дадли даже был вынужден покинуть Россию и руководить компанией из-за рубежа. Он объяснил это проблемами с рабочей визой и «непрекращающимся преследованием» компании и его лично.

    «Мы столкнулись с рядом беспрецедентных расследований, разбирательств, проверок и других сложностей», — передавал заявление Дадли «Интерфакс». В ТНК-BP проводили несколько проверок трудовая инспекция, прокуратура и Федеральная налоговая служба. А самого Дадли обвинили в административном нарушении.

    В 2011 году конфликт разгорелся с новой силой из-за стремления BP напрямую договориться с «Роснефтью» о совместной разведке и добыче на шельфе Арктики, минуя ТНК-BP. Российские акционеры были против и подали иск в Стокгольмский арбитраж, заблокировав сделку.

    А в 2012 году измученная конфликтами BP сделала заявление о том, что готова продать 50% ТНК-BP и что на этот счет есть предложение от покупателя. Тут же заговорили о том, что таким покупателем может быть «Роснефть». Совладелец ТНК-BP Фридман в интервью The Wall Street Journal назвал заявление BP блефом с целью ввести в заблуждение инвесторов. Российские акционеры не верили, что кроме них есть претенденты на покупку.

    «Российский консорциум не приветствовал такую идею, поскольку не хотел остаться один на один с госкомпанией», — говорит человек, который вел бизнес с BP.

    Желание BP продать акции «Рос­нефти», учитывая политические связи российских акционеров, не встретило понимания и в российском правительстве. Против сделки публично выступил первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Не хочу даже думать об этом. Возможно, внутри какой-то из этих компаний и есть такие мысли, но мы их не поддерживаем», — заявил он The Wall Street Journal.

    «Позиция Шувалова была искренней и последовательной, в правительстве были против усиления госкомпаний», — говорит знакомый российских акционеров. Представитель Шувалова ситуацию не прокомментировал.

    Какие же «друзья» в России могли бы помочь британской компании выйти из такого положения?

    «Строгие стандарты конфиденциальности»

    Британская консультационная компания и BP не желают отвечать на вопросы о том, почему Lambert Energy была выбрана в качестве консультанта, и имело ли значение то, что в ней присутствует Маттиас Варниг — член совета директоров подконтрольной государству «Роснефти». Не отвечают они и на вопрос о том, предпринимал ли Варниг что-нибудь в период этих консультаций.

    Речь не только о его знакомстве с высокопоставленными российскими чиновниками, но и о бизнесе. Если одна швейцарская фирма Варнига — Interatis AG владела 10% консультанта BP в сделке с «Роснефтью», то другая его фирма — Interatis Engineering в 2014 году участвовала в совместном фармацевтическом проекте с московской компанией «Артпол Холдинг» Сергея Шматко. «Артпол» и Interatis принадлежало по 10% производителей противоопухолевых препаратов «Рефнот-Фарм» и «Фирма Фермент». Суммарная выручка этих фарм­компаний за 5 лет превысила 1,2 млрд рублей. До этого Шматко был министром энергетики в период конфликта BP и российских акционеров. И если вице-премьер Шувалов выступал против сделки BP и «Роснефти», то министр Шматко в 2011 году публично заявлял, что она будет реализована.

    Совет директоров «Роснефти» одобрил сделку с BP в ноябре 2012 года, и к 2013 году она была завершена.

    Представитель Варнига, BP, Lambert Energy и «Роснефти» не отвечают на детальные вопросы, был ли в этой истории конфликт интересов и сколько заработал член совета директоров «Роснефти» Варниг благодаря тому, что компания с его участием консультировала BP.

    Представитель Варнига ответил, что «его участие в делах Lambert Energy ограничивается исключительно его ролью миноритарного акционера», что «он не имеет какой-либо руководящей или наблюдательной позиции в компании», а его «финансовая выгода состоит исключительно в получении дивидендов, которые устанавливаются решением общего годового собрания акционеров Lambert Energy».

    «Г-н Варниг придает первостепенное значение добросовестному ведению бизнеса в соответствии со стандартами корпоративного управления и недопущению конфликта интересов. Это также относится и к его миноритарному участию в Lambert Energy», — уверяет представитель Варнига.

    «Мы соблюдаем строгие стандарты конфиденциальности в том, что касается наших клиентов и нашего бизнеса, и не имеем ни желания, ни возможностей обсуждать ваши детальные вопросы», — ответил Филип Ламберт, подчеркнув жесткость нормативов компании и контрольных процедур.

    «Работа, которую выполняла для нас Lambert Energy, конфиденциальна, и мы не можем ее комментировать», — сообщил представитель BP, не ответив на вопросы о роли Варнига в сделке с «Роснефтью».

    Представитель «Роснефти» не ответил на вопросы.

    Эксперты затрудняются оценить, какой могла быть плата за консультационные услуги в рамках такой сделки.

    «Это может быть очень дорогостоящий консалтинг. Уникальность состава консультантов и потенциальная возможность оказывать влияние на ситуацию обычно напрямую отражается на сумме», — делится мнением партнер Paragon Adviсe Group Александр Захаров.

    На момент сделки в «Роснефти» была утверждена политика по противодействию коррупции: компания должна была собирать и проверять информацию, в частности, о возможном конфликте интересов.

    «Совет директоров «Роснефти» согласовал сделку с BP в 2012 году. Варниг — член совета директоров «Рос­нефти» и человек с большими связями одновременно был акционером фирмы-консультанта BP. А после занялся бизнесом с человеком, который на момент сделки был российским министром энергетики. Все это могло сформировать конфликт интересов», — делится мнением гендиректор «Трансперенси Интернешнл—Россия» Антон Поминов.

    Учетная карточка Маттиаса Варнига в Министерстве государственной безопасности ГДР

    «Главное разведывательное управление (HVA) «Штази». Строго конфиденциально! Только для внутреннего пользования!

    Фамилия: Варниг. Имя: Маттиас. Принял присягу: 3.10.74. <…> Годен к службе.

    Место жительства: Берлин <…>. Дата рождения: 26.7.55, город Алтдоберн, в районе Калау. Социальное происхождение: интеллигенция, религия — нет <…>.

    Принят на работу в Министерство государственной безопасности 01.04.75, член партии с 29.1.75, кандидат с 05.02.74.

    Член массовых организаций: Свободной немецкой молодежи (FDJ), Общества германо-советской дружбы (DSF), Немецкого союза физкультуры и спорта (DTSB), Общества спорта и техники (GST) .

    Профессия: нет. Преимущественный род занятий: учащийся. Род занятий в последнее время: полк охраны «Ф. Дзержинский», до этого — учащийся <…>.

    С 1.9.77 — 31.8.81 — Берлинский экономический университет. Диплом экономиста.

    Владеет языками: русским, француз­ским.

    Награды:

    Благодарность и поощрение на [идеологическом] фронте.
    7.10.79 — Бронзовая медаль за верность национальной народной армии.
    7.10.84 — Серебряная медаль за верную службу.
    25.8.89 — Серебряная медаль за заслуги.
    8.2.87 — Бронзовая медаль за заслуги.
    7.10.89 — Золотая медаль за верную службу.

    Заведена 31.3.75 младшим лейтенантом Мютце».

    rospres.com


Топовые новости