Новости

    ВККС оставила без мантии судью, чьи решения много лет не отменяла апелляция

    ВККС оставила без мантии судью, чьи решения много лет не отменяла апелляция
    ВККС оставила без мантии судью, чьи решения много лет не отменяла апелляция

    В кабинете федерального судьи нашли десятки дел, пылившихся по году

    Высшая квалифколлегия судей 28 марта подтвердила решение своих столичных коллег, досрочно прекративших полномочия судьи Бутырского районного суда Москвы Натальи Васильевой. На заседании, за которым наблюдал журналист Legal.Report, судье ставили в вину «волокиту колоссальных масштабов», а также не слишком ответственный подход к профессиональному воспитанию молодых подчиненных – секретаря и помощника.

    Из обстоятельного доклада по материалам дела, зачитанного председателем Московского окружного военного суда Вячеславом Осиным, следовало, что 43-летняя Наталья Васильева, трудившаяся в Бутырском райсуде с 2002 года, имеет общий стаж работы в судебной системе 26 лет. Поводом для рассмотрения ее дела столичной ККС явилось представление председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой по итогам проверки, проведенной в августе 2017 года и установившей многочисленные факты волокиты со стороны Васильевой при рассмотрении административных дел.

    В частности, по нескольким десяткам дел, «находившимся в кабинете судьи в хаотическом порядке» – некоторые лежали там с января 2016 года, – производство не велось, заинтересованные лица в срок не уведомлялись, а необходимые запросы не готовились, сообщил Осин. При этом сама Васильева в ходе заседания ККС 27 сентября 2017 года все вышеперечисленные обстоятельства не оспаривала, но тут же подала заявление о добровольной отставке. Квалифколлегия, однако, приняла решение наказать судью досрочным прекращением полномочий и лишением пятого квалификационного класса.

    ККС, помимо прочего, учла, что это не первый эпизод привлечения Васильевой к дисциплинарной ответственности – в мае того же 2017 года ей выносилось предупреждение. Несколькими годами ранее был и «другой подобный эпизод», бегло упомянул докладчик.

    По мнению же самой Васильевой, ее объяснениям не было дано надлежащей оценки, с материалами проверки судье ознакомиться не дали. При этом сама проверка, как пояснила она, проводилась в кабинете председателя суда, а не в ее собственном. Строить же выводы лишь на основе анализа результатов рассмотрения административных дел, считает разжалованная судья, некорректно, поскольку в ее производстве находилось и немало уголовных дел, а именно 27. Значительная часть рабочего времени у судьи уходила и на выполнение других обязанностей: рассмотрение дел в порядке ст. 125 УПК РФ (жалобы на правоохранителей) и пр.

    Главным же аргументом Васильевой было то, что у нее были помощник и секретарь, которые «не имели надлежащего опыта», и судье приходилось брать на себя значительную долю их работы. Из-за этого мер, принятых ею для рассмотрения дел, постоянно «оказывалось недостаточно». Ссылалась Васильева и на тяжелое семейное положение – у нее двое детей, в том числе один ребенок, едва достигший 5-летнего возраста, а также выявленное два года назад онкологическое заболевание. Судья просила членов ВККС принять во внимание свои хорошие качественные показатели, полагая, что решение московской квалифколлегии нельзя считать законным и обоснованным.

    – Да, у меня были нарушения, – созналась заметно удрученная Васильева, как только получила слово. – Но не был учтен огромный объем работы. А мой помощник оказался не в состоянии отвечать на элементарные телефонные звонки, что уж говорить обо всем прочем. К сожалению, ККС не обратила внимания ни на это, ни прочие объективные обстоятельства…

    Речь судьи длилась буквально пару минут, после чего председатель ВККС Николай Тимошин предложил выступить представителю ККС Москвы Александре Лопаткиной. Та с позицией Васильевой категорически не согласилась.

    – На Наталью Васильеву регулярно поступали жалобы по поводу волокиты, –рассказала Лопаткина. – На проверку выезжали судьи Мосгорсуда, и оказалось, что в производстве судьи находятся административные дела, поступившие еще в 2016 году, и к середине августа 2017 года никаких процессуальных действий по ним не производилось. Ряд материалов находились на рассмотрении более года.

    Лопаткина упрекнула Васильеву и в том, что она допускала те же самые нарушения, рассматривая в качестве апелляционной инстанции дела, которые вели мировые судьи.

    – Нас возмутила одна ситуация, – поделилась Лопаткина, – речь об административном материале по факту нанесения побоев ребенку. И этот материал четыре месяца лежал без движения!

    Как отметила далее судья Мосгорсуда, секретари и помощники судей – всегда «в основном, студенты» или выпускники, к профессиональным навыкам которых нужно быть снисходительнее и не ждать от таких подчиненных слишком много.

    – С ними просто надо работать и как-то их квалификацию повышать! – воскликнула Лопаткина. – Ведь все, что вкладываешь в них, впоследствии тебе отдается… к сожалению, тут проблемы.

    Коснувшись вопроса о состоянии здоровья Васильевой, представитель ККС Москвы заявила: он, безусловно, тоже обсуждался на заседании. «Но если уж жизненные обстоятельства складываются так, что ты не можешь работать судьей, – да, надо как-то решать проблему», – резюмировала Лопаткина.

    Члены ВККС начали задавать вопросы сторонам.

    – А сколько вообще дел было обнаружено в кабинете у судьи? – поинтересовался у Лопаткиной Вячеслав Осин.

    – Шестьдесят девять дел, в которых отсутствовали сведения о проведенных процессуальных действиях, – практически не задумываясь, ответила она. – И еще восемьдесят девять дел, по которым были различные подобные нарушения.

    При этих словах кто-то довольно громко обрисовал ситуацию словами «колоссальные масштабы».

    Николай Тимошин обратил внимание на некоторые несоответствия в протоколе ККС,
    которые, впрочем, не имели решающего значения.

    В своем последнем слове Наталья Васильева вновь упрекнула своих не слишком расторопных помощников в том, что они «просто не знали, что им делать со всеми этими делами».

    – Я все-таки пыталась обучать их, вкладывала в них свои силы – но это опять же требует времени, которого так мало! – заверила она. – А сама я в результате отвечаю за все их ошибки. Мы каждый день сидели в суде допоздна.

    Потом разволновавшаяся судья заявила: она уделяла себе непростительно мало внимания, отдавая всю энергию любимой работе.

    – Больничные я не брала до последнего, пока с ног не падала, – сетовала Васильева. – Крутилась как-то с ребенком, который родился недоношенным. И потом оказалась в больнице с онкологией...

    – Скажите, сколько примерно дел за день вы рассматривали? – неожиданно задал вопрос Тимошин.

    – Порядка тридцати административных… ну и еще уголовные, – ответила судья. – Потом, конечно, дежурства по арестам и так далее.

    Судья попросила ВККС учесть длительное время ее работы в системе и высокие качественные показатели (за последние семь-восемь лет у Васильевой не было ни одного отмененного высшестоящей инстанцией судебного решения) – и изменить решение квалифколлегии, отметив, что оно ее «просто поразило».

    – Еще раз прошу также учесть мое семейное положение, наличие детей и состояние здоровья, – закончила она.

    После небольшого закрытого совещания Николай Тимошин зачитал резолютивную часть решения Высшей квалифколлегии: жалоба Васильевой была оставлена без удовлетворения.