Новости

    Общак во время войны. Воры в законе поделили влияние в ДНР и ЛНР

    Воры в законе начали делить Донбасс. Недавно в Ростове-на-Дону состоялась сходка криминальных авторитетов и воров в законе. На ней присутствовали порядка полутора десятка человек. Среди них, по нашим данным, от «горловских» был Александр Батурин (Батура). В свое время он был близок с Виктором Януковичем, был смотрящим от «енакиевских» по Горловке, доверенным лицом Юрия Иванющенко (Юра Енакиевский).

    Армен Саркисян с 2009 года считался тоже смотрящим за Горловкой. Получил свой титул от Юрия Иванющенко, впоследствии считался человеком донецкого олигарха Рината Ахметова.

    Виталий Метла – в прошлом сотрудник фабрики табачных изделий «Хамадей» (расположена на территории «ДНР»), активный член ОПГ, во время боевых действий был командиром подразделения батальона «Восток». В настоящее время депутат Народного совета ДНР.

    Эдуард Асатрян (Эдик Осетрина или Эдик Тбилисский) - вор в законе, один из очень влиятельных людей в криминальном мире России.

    Также на сходке были люди из Днепропетровска от вора в законе Сергея Олейника (Умка). Умка считается правой рукой Александра Накрешвили (Нарик), который возглавляет самое мощное преступное сообщество в Днепре.

    Не обошлось, конечно, без представителей Луганска и группировок, которые работали в Донецке до войны.

    На сходке обсуждались сферы влияния в «ДНР». Речь шла о выделении квот так называемом, переделе и передаче имущества, контрабанда табака с завода «Хамадей». Горловка рассматривалась отдельно со всем ее содержимым. Она должна контролироваться енакиевскими и людьми Ахметова. Речь шла о машиноремонтном заводе и других крупных предприятиях, а также о поставке семечек, соли продуктов питания, идущих со стороны Украины через Горловку. На сходке присутствовали ростовские, в качестве разводящих.

    Украинский криминальный мир, а также представители криминального мира самопровозглашенных республик, должны обеспечивать безопасность существования и процветания незаконного бизнеса на территории «ДНР» и «ЛНР». Ростовская сторона обеспечивает транспортировку и безопасность логистики. Украинская - обеспечивает работу силовых структур Украины в пользу группировок, техническую часть и финансирование.

    Со времени образования «ДНР» и «ЛНР» прошло 4 года. К августу 2014-го представители «республик», провозглашенных той же весной в помещениях обладминистраций Донецка и Луганска, закрепились в основных промышленных центрах двух областей, но по-прежнему не представляли реальной власти и правили лишь в телевизионном эфире.

    Рутинные дела по инерции осуществляли украинские областные администрации и муниципалитеты. Например, в августе 2014-го под артиллерийские канонады мэрия Донецка торжественно открывала велодорожки, обещанные еще к футбольному кубку Евро-2012.

    Перемены начались после Иловайской битвы, в которой на стороне сепаратистов воевали российские военные. Самый кровавый эпизод российско-украинского конфликта унес жизни, по сводным данным обеих сторон, около 700 человек. На занятых территориях начиналось ускоренное создание собственных структур власти, впрочем, на деле это принимало форму захватов действующих украинских учреждений. Большинство сотрудников таких учреждений, включая СБУ, МЧС и МВД, оставались на своих местах, меняя лишь флаги и портреты в кабинетах.

    В становлении молодых республик принимала активное участие их ближайшая соседка — Ростовская область, которая все последние годы была тылом и базой обеспечения мятежников Донбасса. Через ее территорию в Донецк и Луганск направлялись военные, техника, провизия. Обратно в Ростовскую область ехали отдохнуть и подлечиться повоевавшие и раненые. Многие оставались в России, захватив с собой и оружие.

    Очень быстро стало ясно, какие проблемы несет для региона соседство с молодыми «республиками». Начиная с 2014 года в Ростовской области неуклонно растет преступность. Если в 2013 году область занимала 14-е место по уровню преступности в стране, то в 2014 и 2015 годах поднялась уже на 9-е место, в 2016 году — на 8-е место и, наконец, в 2017 году оказалась на 6-м. За первое полугодие 2017 года число особо тяжких преступлений выросло в области на 66,2%.

    Об особенностях соседства с «ДНР» и «ЛНР» в интервью рассказал один из высокопоставленных силовиков региона, вышедший недавно в отставку. По его просьбе редакция опускает имя источника.

    Потеря полицейской связи

    Когда только начиналось создание республик, многие восприняли этот процесс с воодушевлением. Вы помните, какое было ликование. Но почти сразу стало понятно, что всех нас, кто граничит с Украиной, ждет веселенькая жизнь. В ростовской полиции это поняли сразу, как только у нас оборвалась связь с нашими коллегами из луганских и донецких городов.

    Связь эта была исторической, мы дружили через границу, поверх федеральных начальников — эта практика сложилась еще в советское время. Например, начальник ростовского главка обязательно ездил в Донецк на День милиции, поздравлять коллег с праздником. А начальник донецкого главка приезжал к нам на День работника полиции. Причем это не частные визиты были, народ выезжал друг к другу на автобусах, ехали офицерские оркестры, хоры, везли гостинцы. И в будни у нас всегда была связь друг с другом, звонили, взаимодействовали на горизонтальном уровне, когда вставали рабочие вопросы.

    Отловить преступников, укрывающихся на той стороне границы или, наоборот, перевезти их, разыскать кого-то, навести справки и прочее взаимодействие — все было налажено. Но с началом брожений в Донецке и Луганске очень быстро вся связь была утеряна. Тамошнее милицейское руководство стремительно куда-то подевалось, появилось новое. Это был 2014 год.

    Мы решили познакомиться — вроде нормальные парни, менты, но только ничего не могут и ни на что не влияют даже в сфере своей ответственности. Потому что кругом вооруженные люди, царит право сильного. Ну мы обменялись контактами, встретились с ними, ребята стали жаловаться на беспредел местных вооруженных группировок. Вот они рассказывают: вызов на квартиру в Донецке, ограбление, выезжает наряд, а на месте уже бойцы так называемого батальона «Оплот». На полу расстрелянные ими подозреваемые, валяются вещи.

    Ополченцы забирают «в пользу республики» из квартиры все ценное и бросают милиции: «Ситуацию разрешили по законам военного времени. Ну а вы тут приберитесь, оформите».

    И непонятно, кто здесь преступник, когда произошло ограбление. Что касается заявлений об угонах машин, то эти случаи в полиции «ДНР» даже никто не регистрировал. В 2014 и 2015 годах все эти угоны оказывались «конфискацией» на нужды республик. Когда они нам это пересказывали, становилось ясно, что творилось в стране после октября 1917 года.

    Поток криминала из «ДНР» и «ЛНР»

    Интересно, что по возвращении со встречи с полицейскими «ДНР» наших офицеров вызвали на беседу в ФСБ и раскатали — мама не горюй. Приказали не лезть больше туда и забыть вообще дорогу. Поездка была понята так, будто полиция влезает в их зону ответственности и интересов. Естественно, фейсы (сотрудники ФСБ) желали получить максимальные выгоды от ситуации в регионе. Притом что сам по себе проект по созданию «ДНР» и «ЛНР» как был, так и остается экономически очень накладным для российского государства. Все коммерческие связи региона с Украиной были разорваны, а с нами никак не налаживаются, российскому рынку никакие их товары не нужны.

    Ни металлы, ни уголь — его якобы покупает Россия для себя, а на самом деле перепродает той же Украине. Только цепочка стала длиннее и крышуется фейсами.

    Любой трансграничный бизнес проходит через них. Многие ростовские коммерсанты пытались зайти в Донбасс, кто-то вез свой товар, кто-то хотел открыть бизнес, но получалось у единиц, которые соглашались отдавать долю.

    А мы наблюдали за происходящим и разгребали последствия. Например, как только там начались военные действия, то моментально оттуда к нам пошел поток криминала и местных проституток.

    Прежних воров теснили новые, пошел передел, и никто со старой гвардией не церемонился: мошенники, наркоторговцы, воры спасались, ринувшись в Ростовскую область.

    Проститутки бежали следом — но чисто по экономическим причинам: там, где воюют, обычно за удовольствия не расплачиваются. В итоге в наших городах началось невиданное. Таганрогские, ростовские девочки взвыли от конкуренции и умоляли остановить демпинг украинок. Жены полицейских обрывали мужьям трубки во время дежурств и не отпускали ни на какие рыбалки.

    Пару месяцев творился полный бардак, хотя было ясно, что это временно — наша область рассматривалась среди таких «беженцев» только как перевалочный пункт. А когда стало ясно, что конфликт на Донбассе надолго, и девочки, и воры двинулись дальше, в Центр России. Янукович, говорят, тоже больше не живет у нас, перебрался в Москву.

    Вот вам тоже случай — в Матвеевом Кургане при попытке угона иномарки арестовали двух 20-летних пацанов с украинскими паспортами. Везут в отделение, допрос: вы откуда такие? Отвечают: с Донбасса мы. «А чё приехали?» — «Да дома работы нету, ну мы сначала воевали, машины отжимали, а сейчас все уж отжато и войны нет». — «А сейчас куда?» — «Да в Москву, на заработки».

    Приличной работы в обеих республиках нет, если не считать службы в их армиях. До 2016 года многие россияне сами ехали туда повоевать и заработать, но потом пошла обратная волна. И россияне, и местные едут на заработки к нам. Почти нет такого, чтобы, как раньше, народ ехал на Донбасс из романтических соображений.

    Возвращение из ДНР и ЛНР

    С романтиками вообще интересно вышло. В последние пару лет сверху идет установка, чтобы осложнить активным участникам событий возвращение в Россию. А последний год, перед футбольным чемпионатом, это стало особенно заметно. Многих идейных, заметных граждан, и особенно тех, у кого были когда-либо проблемы с государством, фейсы просто разворачивали обратно в «ДНР» и «ЛНР».

    Людям говорили про уголовное наказание за наемничество и настоятельно убеждали не возвращаться в Россию. Тем не менее было такое, что люди с боем прорывались домой.

    война в «ДНР» и «ЛНР»Был случай, когда казаки на угнанной машине переехали через границу и протаранили шлагбаум на российском КПП. Погранцы преследовали их сколько-то километров, пока не остановили, открыв огонь на поражение. Похожих эпизодов происходит масса. Причем особенно удивительно, что россиян щемят и в самих «ДНР» с «ЛНР». Заводят уголовные дела, сажают, особо непонятливым устраивают подставы.

    Например, в прошлом году у нас в одном из районных судов [Ростовской области] с третьего раза осудили одного ветерана-ополченца по фамилии Дрыгваль. Он в 2014 году как идеалист поехал воевать и строить на Донбассе новое русское государство. Но, видя откровенный беспредел и то, какая там создана криминальная иерархия, с каждым днем все больше печалился. Начал выговаривать, выражать недовольство режимом, шуметь на местных начальников. Наконец, те не выдержали, надели ему мешок на голову и с вещами повезли на границу, приказали под дулом автоматов переходить на российский КПП. Здесь его встретили наши пограничники, начали досмотр и нашли в сумке гранату.

    Мужик объясняет ситуацию: мол, подкинули проклятые контрреволюционеры, не дебил же я совсем! И вроде как все ясно. Но оружие есть оружие, возбуждается дело, доходит до суда. Судья выносит оправдательный приговор, что нечасто бывает. Но Ростов отменяет решение и направляет на новое рассмотрение. Дело берет второй судья, но тоже разводит руками — не могу, мол, осудить невиновного, нет мотива! Выносит оправдательный, а Ростов снова отменяет! Третий суд, наконец, все понял — дает Дрыгвалю обвинительный и отпускает на свободу, поскольку он уже свое отсидел в СИЗО. Вывод напрашивается простой: никакие бунтари-идеалисты, ни свои, ни чужие, государству не нужны.

    То, что людям там надо помогать, с этим у нас все согласны. Но в нашей ситуации мы, наоборот, видим, что регион социально и экономически уничтожается. В последние пару лет стало поспокойнее, порядок вроде навели, но люди бегут оттуда, жалуясь на нищету, бесперспективность, что все обесценилось. На наших гражданах это тоже отражается, причем довольно забавно. Например, многие ростовчане поначалу клюнули на дешевизну имущества у соседей. Рванули в Донецке скупать за бесценок квартиры в надежде заработать в будущем, когда война кончится. Скажем, в 2015 году 3-комнатную квартиру в центре с ремонтом можно было купить за 20–25 тысяч долларов. А сейчас, если повезет, ее можно продать только за 10.

    Скажи мне, кто твой куратор

    После гибели Захарченко в Донецке идет передел сфер влияния и процесс политического брожения

    Владимир Путин 2 октября подписал указ о преобразовании Управления президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с государствами — участниками СНГ, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия в Управление президента РФ по приграничному сотрудничеству. Это больше чем рядовое бюрократическое событие. Управление занималось в том числе Донбассом. Сегодня все сотрудники выведены за штат, а значит, так называемые «кураторы Донбасса по линии администрации президента» не имеют пока официального статуса.

    Начальником реорганизованного управления был назначен Олег Говорун. Он в месячный срок должен сформировать штатное расписание. Получается, что у признанных Россией Абхазии и Южной Осетии и, что более критично, у самопровозглашенных «ЛНР» и «ДНР» кураторов не будет до ноября. А ведь Донбасс готовится к выборам глав обеих «республик».

    В «ЛНР» определились с кандидатами, там все более прозрачно и спокойно. В «ДНР», где больше денег и больше возможностей, на выборы приезжают новые «кураторы», в окружении врио главы Пушилина появляются новые советники, и практически каждый прикрывается виртуальным мандатом от администрации президента РФ.

    Чуть больше месяца назад в Донецке появилось два куратора с позывными «Чайка» и «Патриот».

    «Чайку» зовут Сергей Анатольевич, «Патриота» — просто Дмитрий. Они принимают людей в одном из административных зданий правительства «ДНР». Не все действующие «депутаты» могут к ним попасть, а попасть необходимо, ведь, как утверждают сами «кураторы от АП», — это шанс пройти в следующий состав «парламента» по итогам выборов. Сами себя «Патриот» и «Чайка» называют политтехнологами.

    «9 сентября было собрание, вел его «Патриот», они приехали вместе с «Чайкой». Очень хвалили КПРФ за то, что помогали во время войны, много гуманитарки давали. «Патриот» сказал, в случае чего, приходить к нему, будем разговаривать», — рассказывает участница собрания Алина (имя изменено). «Собирали Народный совет, всех председателей общественных организаций. Пришел этот Сергей Анатольевич, говорил с явным московским акцентом, рассказывал о том, что в 2014 году был здесь, как брали административные здания. Хочет познакомиться со всеми лидерами общественного мнения. Говорит, что Коммунистическая партия РФ перегнала сюда около 8 тысяч тонн гуманитарки. Сказал, что будет на 7Б (имеется в виду административное здание, расположенное в Донецке на бульваре Пушкина, 7Б), это там, где депутатский корпус заседает и желающие к нему подойти — могут подойти. «Патриот» нам очень понравился, он хромает на одну ногу, говорят, был ранен в боях в 2014 году», — рассказал Александр (имя изменено), член компартии «ДНР».

    А неделю назад приехали еще два куратора, которые тоже позиционируют себя как «политтехнологи администрации президента»: Денис Лотов и некая София. По данным «Новой газеты», Денис Лотов и София в Донецке говорят, что приехали по личному поручению Владислава Суркова. Встретились с Пушилиным, вопрос касался еще одного претендента на должность главы «республики» Губарева. Якобы поручение Суркова было таким: негатив на Губарева, чтобы ослабить все его позиции. Пушилина порадовали тем, что к нему якобы выехала группа политтехнологов из Москвы, улучшать имидж.

    «Денис Лотов — очень мутный и сомнительный персонаж. Он украинец, приехал в Россию на заработки примерно в 2004 году, осел на гостипографиях печатником офсета и «прославился» исключительно размещением «левых» заказов. В 2014 году, когда началась война на юго-востоке Украины, он резко сменил профиль деятельности, стал возить людей в Донбасс, а сам делал сбор и продажу массовки под разные задачи. Собирал благотворительную помощь и отвозил неизвестно куда. Везде и всем представляется помощником Владислава Суркова и «важным человеком от АП из Москвы». Это не соответствует действительности. Смешно даже обсуждать. Лотов — талантливый мошенник или провокатор. Не более того», — говорит Вадим Самодуров, политолог, близкий к Кремлю.

    Лотов уехал, а у Губарева начались проблемы, в итоге он заявил об этом в своем телеграм-канале:

    «Хочу сделать заявление для всех сограждан, для моих соратников и оппонентов. Максимально искренне и честно. Последнее время на меня и мою семью оказывается мощное давление с одной целью — чтобы я отказался от участия в выборах, снял кандидатуру, вышел из борьбы за пост главы ДНР. Я уже многого лишился, для супруги «маячит» уголовное преследование. <…> В самой России тоже были попытки административного давления в ряде регионов, включая Приморье, Владимирскую область, Хакасию и другие субъекты РФ. Вы знаете, чем это закончилось для «бронзовых» действующих глав регионов, бравировавших поддержкой Кремля. Ушли в политическое небытие, а по окружению работают проверяющие из ФСБ, СК и прокуратуры».

    То ли политика, то ли рейдерство

    За несколько дней до этого, 29 сентября, супругу Губарева похитили неизвестные. В тот же день произошло еще одно громкое преступление с политическим подтекстом. На съезде Коммунистической партии «ДНР». О причинах этого события и о том, что происходило в тот день в офисе, «Новой» рассказал лидер КП «ДНР» Борис Литвинов:

    «Мы поддерживали главу государства Александра Захарченко, хотя несколько политических провокаций вбили клин во взаимоотношениях между ним и коммунистами. Он с нами два года не встречался, несмотря на просьбы Казбека Тайсаева и Владимира Родина (депутаты Госдумы от КПРФ, которые активны на Донбассе. — Ю. П.). В августе этого года стало понятно, что парламент ничего не сделал и не собирается сделать для принятия законов, по которым могли бы состояться выборы. У нас нет закона о гражданстве, закона о партиях, закона о центральной избирательной комиссии, нет реестра избирателей, нет более-менее удобоваримого закона о выборах главы и закона о выборах депутата народного совета. Вроде бы выборы перенесли, но потом случилась гибель Александра Владимировича Захарченко, у нас начались перестановки, и вдруг выборы назначают на 11 ноября этого года. И с 12 сен­тяб­ря начался избирательный процесс. Когда я начал собирать необходимые документы для регистрации, мы обнаружили, что наша партия была якобы ликвидирована в 2016 году. Я встретился с некоторыми приехавшими из Москвы политтехнологами, которые руководят здесь избирательным процессом. И мне сказали, что есть указание свыше коммунистов не пропускать, потому что строится двухпартийное безидеологическое государство».

    По словам Литвинова, 29 сентября на съезде все же удалось выдвинуть 19 кандидатов в Народный совет. Это мало, но больше не смогли найти кандидатов с паспортами «ДНР», таких в республике только 14 процентов, причем значительная часть из них — молодые люди от 16 до 18 лет.

    «Съезд закончился, я собрал секретарей партийных комитетов, и в одной из комнат собрались кандидаты в депутаты. Там оставалось немного людей, я пошел на выход, в это время раздался взрыв, — вспоминает Литвинов. — Очевидно что? Тот, кто взрывал, не хотел массовых жертв, потому что взорви он тогда, когда мы все были в зале, жертв было бы намного больше. Люди повыскакивали через огонь на выход. Секретарь горкома партии Ирина Якина стояла посередине холла небольшого, спиной к взрыву. Четыре или пять осколков попало в область поясницы, в ноги, на ней загорелось платье. Сильно пострадал кандидат Игорь Хакимзянов, у него было оторвано ухо, обгорело лицо, руки, состояние тяжелое, я его навещаю в больнице».

    Кстати, у Литвинова есть не только политическая версия теракта. Офисное здание ранее принадлежало обкому компартии Украины. «За этот офис шла борьба со стороны старого первого секретаря донецкого обкома компартии Украины Николая Кравченко. В 2014 году он уехал на Украину. Его исключили из партии в Киеве за то, что в 2014 году, во время боевых действий, он эту недвижимость переоформил на себя лично. И много раз он заявлял, что мы должны отдать ему его собственность».

    Так или иначе, коммунист Хакимзянов не смог стать кандидатом на должность главы, потому что взрыв уничтожил все собранные им подписи, а Губарева сняли в результате интриг. У самого Дениса Пушилина очень низкие рейтинги, он менее харизматичный, чем был Батя. Захарченко, с точки зрения обывателя, был и вояка, и вор, но при этом свой мужик, из народа, а Пушилину, при всей его дипломатичности, мешает прошлое, связанное с МММ. Конкурируют с ним два технических кандидата: Елена Шишкина (судья в проекте «Народный трибунал», где публично осудили всю украинскую власть) и депутат «Народного совета ДНР» от фракции Свободный Донбасс» Роман Храменков.

    В поисках «золота партии»

    Параллельно с подготовкой к выборам в Донецке идет передел сфер влияния. В социальных сетях гуляет фейк, что бывший министр доходов и сборов Александр Тимофеев («Ташкент») арестован в РФ. Личная охрана Захарченко из героев на глазах превращается в общественном мнении в бандитов, мародеров, похитителей людей.

    При Александре Захарченко стали достраиваться дома, часть квартир в них глава отдал своему полку, а одна должна была достаться несовершеннолетнему сыну погибшего комбата «Гиви», который сегодня живет с тетей, ее детьми, бабушкой и дедушкой в обычной хрущевке. В полку Захарченко тогда подумали — а зачем давать квартиру семье «Гиви»? Обошлись тем, что сделали ремонт в подъезде иловайской пятиэтажки, а под окном повесили звезду героя. Власть сменилась, и новые советники подумали — а зачем давать квартиры полку Захарченко? Сейчас активно проверяют жилой фонд с последующим изъятием спорного имущества.

    «Ташкента» в «ДНР» подозревают в совершении экономических преступлений.

    Считается, что, являясь «министром налогов и сборов «ДНР», он взял под контроль практически все действующие предприятия, подчинил себе лично весь оборот угля на территории «ДНР» и присвоил денежные средства за его реализацию. Есть и конкретные составы преступлений. Например, после взятия Дебальцева было обнаружено 2057 вагонов. Комиссию по признанию их бесхозными возглавил «Ташкент», после чего вагоны исчезли. Говорят, что это принесло «Ташкенту» 50 миллионов долларов. Торговля сигаретами, контроль за республиканскими рынками, поставки и продажа бензина и дизеля, прием и продажа цветных и черных металлов, коммерческие медицинские предприятия и аптеки якобы являлись единоличными сферами влияния «Ташкента».

    Сам Тимофеев, пострадавший при взрыве, в результате которого погиб Захарченко, уехал внезапно и больше не вернулся в республику. «Министерство госбезопасности (МГБ) «ДНР» с пристрастием разыскивает его деньги. Люди «министра внутренних дел «ДНР» стали конкурентами в поисках «золота партии». «Управление по борьбе с экономическими преступлениями «МВД ДНР» пытается обвинить во взятках новое руководство «департамента безопасности министерства доходов и сборов». Департамент еще даже не успел толком начать работать, а сотрудники МВД попытались задержать заместителя «Ташкента» Михаила Халина. Поскольку обвинений ему не было предъявлено, безопасники взяли его под охрану прямо в министерстве. Халин переночевал на рабочем месте. Утром пришли сотрудники МВД с заявлением от некоего Агафонова: якобы безопасники насильно удерживают Халина. Сотрудников МВД провели в кабинет, где они убедились в том, что первый заместитель министра просто трудится день и ночь, несмотря на отпуск.

    К чему такие пляски вокруг Халина? Да просто первый заместитель точно должен знать, где спрятаны деньги «Ташкента». Охота на Халина будет продолжена.

    С полком специального назначения, который возглавлял Александр Семерей («Семен»), тоже вышла интересная история. Он был передан в подчинение МВД, большая часть личного состава ушла из полка в корпус «Народной милиции ДНР», но в полку осталось все имущество и оружие, он прошел реорганизацию и называется «Президентский полк ДНР». Местным жителям очень интересно знать, кто у них президент. И если нет президента, то чей это полк. Говорят, нетривиальное название обосновано тем, что кураторство над президентским полком якобы взяли на себя сотрудники ФСО из Ростова-на-Дону. Такая конструкция сложна, по-моему, даже для яростных пропагандистов «русского мира».

    Сходка сняла таможню

    Смерть Захарченко перевернула все с ног на голову не только в «ДНР», где каждый заезжающий из России стал называть себя куратором, лично присланным Сурковым, или силовым блоком, или ФСО.

    В криминальном мире тоже оказался нарушен баланс сил. Примерно полторы недели назад в Ростове-на-Дону состоялась сходка криминальных авторитетов и воров в законе. На ней присутствовали порядка 15 человек. Среди них, по нашим данным, от «горловских» был Александр Батурин (Батура). В свое время он был близок с Виктором Януковичем, был смотрящим от «енакиевских» по Горловке, доверенным лицом Юрия Иванющенко (Юра Енакиевский).

    Армен Саркисян с 2009 года считался тоже смотрящим за Горловкой. Получил свой титул от Юрия Иванющенко, впоследствии считался человеком донецкого олигарха Рината Ахметова.

    Виталий Метла — в прошлом сотрудник фабрики табачных изделий «Хамадей» (расположена на территории «ДНР»), активный член ОПГ, во время боевых действий был командиром подразделения батальона «Восток». В настоящее время депутат «Народного совета ДНР».

    Эдуард Асатрян (Эдик Осетрина или Эдик Тбилисский) — вор в законе, один из очень влиятельных людей в криминальном мире России.

    Также на сходке были люди из Днепропетровска от вора в законе Сергея Олейника (Умка). Умка считается правой рукой Александра Накрешвили (Нарик), который возглавляет самое мощное преступное сообщество в Днепре.

    Не обошлось, конечно, без представителей Луганска и группировок, которые работали в Донецке до войны.

    На сходке обсуждались сферы влияния в «ДНР». Речь шла о выделении так называемых «квот», переделе и передаче имущества, контрабанде табака с завода «Хамадей». Горловка, как решили в Ростове, должна контролироваться «енакиевскими» и людьми Ахметова. Речь шла о машиноремонтном заводе и других крупных предприятиях, а также о поставках семечек, соли, продуктов питания, идущих со стороны Украины через Горловку. Украинский криминальный мир, а также представители криминального мира само­провозглашенных республик должны обеспечивать безопасность существования и процветания незаконного бизнеса на территории «ДНР» и «ЛНР». Ростовская сторона обеспечивает транспортировку и безопасность логистики. Украинская — обеспечивает работу силовых структур Украины в пользу группировок, техническую часть и финансирование.

    Можно не верить в то, что все это обсуждалось на сходке, но уже через несколько дней с горловского направления сняли всю таможню «ДНР». Департамент таможни раньше входил в министерство «Ташкента». Не знаю, согласен ли с новыми правилами игры Денис Пушилин, врио главы «ДНР». Может быть, он просто решил не ввязываться пока в передел. Переговоры ведутся с окружением Пушилина, с его советниками, а также руководителем личной безопасности с позывным «Адвокат». «Адвокат» и сам пытается выстроить взаимовыгодное сотрудничество с новыми руководителями «министерства доходов и сборов».